Новости

Невыученный урок

Невыученный урок

Подходы к сейсмостойкому строительству практически не поменялись со времен нефтегорской трагедии

Текст: Наталья Широкова (Южно-Сахалинск)

Сегодня исполняется 25 лет со дня нефтегорского землетрясения. Тогда за 17 секунд поселок был стерт с лица земли. Все блочные пятиэтажки просто рассыпались. Выяснилось, что они не были предназначены для сейсмоопасных районов, к тому же при их сооружении сильно сэкономили на стройматериалах. Именно человеческий фактор привел к невероятным масштабам трагедии — под руинами погибло 2040 из 3197 жителей поселка. Выучены ли уроки Нефтегорска? Каково нынешнее состояние сейсмостойкого строительства и сейсмического мониторинга, выяснял корреспондент «РГ».

Строят по нормам

Как отмечает первый заместитель министра строительства Сахалинской области Татьяна Стаценко, новые объекты на сейсмоопасных островах возводят «в соответствии с действующими нормами и правилами».

— Сначала проводят инженерно-геологические изыскания и разрабатывают проектную документацию, которая учитывает все особенности грунтовых условий площадки. Последняя в обязательном порядке проходит государственную экспертизу, что позволяет сделать вывод о надежности проектируемых зданий, — рассказывает Стаценко.

По ее словам, с 2009 года по настоящее время на повышение сейсмоустойчивости зданий в регионе было потрачено порядка десяти миллиардов рублей (федеральный и областной бюджет поделили затраты поровну), средства пошли на строительство и реконструкцию десятков объектов.

Между тем расходы на сейсмоусиление стали значительно скромнее. Было время, когда регион ежегодно тратил на эти цели около двух миллиардов рублей, позднее сумму урезали до 500 миллионов. И всего-то 1,3 миллиарда заложено на повышение устойчивости сооружений с 2018 по 2025 годы.

В Сахалинской области достаточно много аварийных домов — почти четыре процента общего объема жилфонда (полмиллиона квадратных метров). Примерно столько же в регионе потенциально аварийного жилья, которое сейчас обследуют.

Читайте также  Работа без страховки

В отдельную категорию выделены дома, имеющие дефицит сейсмостойкости. Площадь таких превышает 263 тысячи «квадратов». В основном это жилье, построенное до 1995 года. Сейсмоусиливать его нет смысла, проще строить новое.

Но если все же подобные дома захотят укрепить, сейчас сделать этого не получится. На время проведения работ жильцам нужно куда-то перебраться — а некуда.

— В настоящее время средства бюджетов всех уровней направляют в первую очередь на расселение аварийного жилого фонда. Мероприятия по сейсмоусилению не менее важны, однако в Сахалинской области недостаточно свободного жилого фонда, не обремененного правами третьих лиц, поэтому расселение граждан не представляется возможным, — признает Татьяна Стаценко.

Кстати, сахалинские власти при поддержке федеральных пообещали до конца 2024 года решить проблему с расселением жителей Охи, чьи дома задело катастрофическое землетрясение четвертьвековой давности. На эти цели направят 15,6 миллиарда рублей, из них больше половины выделил областной бюджет. В аварийных зданиях общей площадью свыше 160 тысяч «квадратов» проживают сегодня 7,1 тысячи человек.

Корень зла

Главное, на чем держится сейсмостойкое строительство — карты общего сейсмического районирования (ОСР), является и его слабым местом.

По ОСР смотрят расчетную сейсмичность стройплощадки и определяют, насколько устойчивым к землетрясениям должно быть будущее здание. При этом, как отмечает директор сахалинского филиала Дальневосточного геологического института (ДВГИ) ДВО РАН к. ф.-м. н. Алексей Коновалов, оценку сейсмической опасности до сих пор измеряют в баллах по шкале MSK-64, в то время как во всем мире работают с ускорениями грунта.

— Откуда берется балл? Это субъективная оценка опасности, которая определяется по ощущениям людей и визуальному осмотру повреждений. Из-за этого карты выходят очень приблизительными. Ускорение грунта — это физическая величина, измеряемая акселерометрами, — объясняет он разницу, добавляя, что карты ОСР принципиально не менялись с 1999 года, «оставшись на том же методологическом и понятийном уровне».

Читайте также  Обязательное страхование проектных, подрядных организаций планируется закрепить в Кодексе об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, сообщил в интервью газете "Рэспублiка" заместитель министра архитектуры и строительства Беларуси Дмитрий Семенкевич, информирует БЕЛТА.

Акселерометры массово установлены в зданиях и на разной глубине грунта, например, в США и Японии. В России подобной практики нет за исключением единичных случаев.

— Для возведения сейсмостойкого дома одних национальных карт недостаточно. Для изучения местных условий площадки необходимо составить карты детального сейсмического районирования и микрорайонирования. Наша компания соответствующие работы выполняет с использованием ускорений. Акселерометры мы закупали и устанавливали на свои деньги, один такой прибор стоит от 100 тысяч до миллиона рублей. Брали также данные от партнеров, — рассказывает директор местной изыскательской компании Константин Манайчев.

Неместные масштабы

Решение проблем в сейсмостойком строительстве, как и во многих других сферах, лежит в федеральной плоскости.

По мнению Алексея Коновалова, перейти к тем же ускорениям в картах ОСР не так-то просто. Для начала необходимо принять федеральную программу, которая бы предусматривала создание инженерно-сейсмометрической сети. Это позволило бы установить как можно больше акселерометров и накопить статистику для актуализации карт.

Важным пунктом программы должен стать свободный доступ к данным приборов — они нужны многим специалистам. Кроме того, с такой прозрачностью не получится сделать из федеральной программы очередную пустышку.

— Только тогда у нас в стране будут строить не на глазок, а с минимальными погрешностями, экономя средства там, где сейсмическая опасность сегодня неоправданно завышена, и укрепляя лучше там, где она занижена, — говорит ученый.

Еще одной национальной идеей, как считают эксперты, должно стать страхование рисков природных катастроф, в том числе землетрясений. В нашей стране это направление слабо развито.

— Все строители хотят пройтись по нижней границе норм с минимальными затратами на изыскания и строительство, что негативно отражается на качестве объектов. Если бы у нас работала система страхования, соответственно, возросли бы расходы на страхование таких построек, ведь они больше подвержены землетрясениям, и пришлось бы переплачивать. Чтобы этого избежать, хочешь — не хочешь, а строить придется по высоким требованиям. Таким образом, страхование рисков может стать именно тем механизмом, который отрегулирует оценку сейсмостойкости и повысит качество сейсмостойкого строительства. Однако на отлаживание процесса уйдет не один год, — рассказывает представитель Дальневосточного геологического института, отмечая, что в некоторых странах страхование рисков землетрясений является обязательным.

Читайте также  Кому ипотеку дают хорошо

Что касается сейсмического мониторинга, он считает, что для его развития нужно использовать все возможные средства измерения. Это и сейсмические станции, и камеры видеонаблюдения, и смартфоны, которые также содержат сейсмодатчики. Так, Алексей Коновалов предлагает в сейсмоопасных регионах подключать к оперативному мониторингу систему «Безопасный город», которая имеет технические и программные ресурсы для моделирования последствий землетрясений и быстрого принятия решений в случае масштабных ЧС.